Свежий выпуск Архив О газете Рекламодателям Объявления
Поиск
Архив за сентябрь 2012 г.
пнвтсрчтптсбвс

27

28

29

30

31

12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Выпуск от 15 сентября 2012 г.

Колгуев атакуют акулы?


В рамках Года здоровья


Прививочная кампания на пороге


Отдыхать - за границу


На очереди - Президентская библиотека


Арктика - от прошлого к будущему


Старообрядцы в Пустозерске


Готовимся к зиме


Тепло уходящего лета


Выставка длиною в семь лет


Покой - не для молодых


Если нарушены права


Как получить полис обязательного медицинского страхования


Хорошая соседка


ДТП на Сахалине


Нам память возвращает имена


Главу компании в НАО заподозрили в хищении


вернуться к оглавлению

Партнеры
Реклама
Выпуск от 15 сентября 2012 г.

Нам память возвращает имена

Шведский поэт Бьенгт Похянен в легенде «Река времени» пишет: «Река времени вечна, она течет от своих истоков к Великому Океану человеческой памяти. Ее воды уносят в вечность наши глаза, голоса и лица. Исчезают страны и народы, а она продолжает течь в бесконечном пространстве, и никто не сможет повернуть ее вспять, бурную и ласковую, жестокую и спасительную реку времени».

Когда перелистываешь страницы истории, запечатленные, точнее, впечатанные в газетные строчки «НВ», начинаешь осознавать, как быстротечна эта река, как безжалостно время, стирающее из памяти имена и лица людей, которые, сами того не подозревая, создавали вехи истории.

Для большинства из нас 20-30-е годы прошлого столетия - время эпохальных перемен, подарившее нам множество интересных имен, которые вполне достойны, чтобы их считали символами эпохи революционных преобразований.

Возьмите в руки нашу газету тридцатых: Иван Тайбарей и Афанасий Лымин, Иван Выучейский, Аркадий Евсюгин, Петр Смидович, Антон Пырерка, Иван Меньшиков, Пеля Пунух (Тимофей Синицын). Что ни имя, то легенда.

И в этом удивительном списке как-то затерялись образы людей, которые жили рядом с ними, трудились, и некогда считались первыми и даже лучшими.

Сегодня, наверное, мало что могут сказать нашим землякам имена Егора Талеева, Ефима Соболева, Николая Вылки или Степаниды Ардеевой.

Егор Талеев был арестован и репрессирован за неосторожно оброненное слово.

Ефим Соболев прошел войну, служил в Кронштадте, был капитаном военного корабля и одним из первых ненцев-членов ЛИТО «Заполярье». После войны жил сначала в Кареговке, затем в Красном, там его и не стало в начале 60-х.

Николай Вылка прославился своим стихотворением 1934 года, написанным в память о Ленине. Тогда оно прогремело на весь округ, в 1935 году в составе «видных и знаменитых» людей он ездил в Москву на празднование дня рождения Октябрьской революции.

Сегодня это стихо-творение вряд ли кто помнит, но и оно стало в 30-е своеобразным отражением эпохи.

Ленину

Он встал над Землею во весь свой рост,

Все страны, весь Мир оглядел.

Он поднял голову выше звезд,

Услышал все мысли людей.

И в мерзлую тундру, на край Земли,

Под своды полярной мглы,

Лучи от солнца Ленина шли,

И лучам улыбались мы.

Я видел в Москве его Мавзолей

И грустно мне было.

А он, спокойный за нас, за своих детей,

Лежал, словно видел сон.

Он знал, что в тундре каждый согрет,

Что солнце сияет над ней,

Что партия держит ленинский свет

В могучей руке своей!

Последней в этом списке стоит имя Степаниды Ардеевой. В архивах «НВ» мне удалось найти только два рассказа этой девушки - «Учительница» и «Дочка», оба в обработке и литературной редакции известного писателя и журналиста Ивана Меньшикова.

Судьбы двух этих людей, как оказалось, были тесно связаны в 30-е годы. Вот что мне рассказала в конце 90-х Матрена Андреевна Селянинова (Хатанзейская) - дочь легендарного Андрея Федотовича Хатанзейского, репрессированного в 1937 году.

Судьбы человеческие

- Я тогда еще совсем молодая была, восемнадцати лет не было. После Тельвиски и подготовительных курсов Ленинградского университета я начала учиться в педучилище. Педучилище в те годы было центром культурной жизни. Вот в те годы я и познакомилась с Иваном Меньшиковым. Первое время вообще не знала, кто это такой: ходит какой-то парень молодой к нашим ребятам, каждый вечер с ними в мяч играет. Ему, видимо, скучно было одному, вот он себе товарищей и искал среди студентов. Из ребят-то, которые с нами учились, некоторые были даже старше его по возрасту. Когда мы в педучилище все друг друга узнали, наши девушки и заинтересовались, что это за чужой парень к нам все время играть ходит. Вот тут и узнали, что это был корреспондент газеты «Няръяна вындер» Иван Меньшиков. Это был 1934 год, тогда вообще в наш округ много новых людей приезжало. Город начинал строиться. Мы, помню, часто в лес ходили в походы, как раз туда, где сейчас находится гостиница «Печора», тут такой красивый лес стоял. Ходил ли с нами Иван Меньшиков, не помню. Может и ходил, потому что он тогда сдружился с нашими парнями - Ефимом Соболевым и Егором Талеевым. Ребята в то время и писать под его руководством начали и даже в «Няръяна вындер» печататься. Толковые были парни. Как судьба у Ефима потом сложилась, не знаю, а Егора Талеева в 1941-м, в самом начале войны, арестовал НКВД, за что, никто не знает. В то время не положено было спрашивать. Меньшикова в это время в округе уже не было. Что еще помню о нем? Внешность у него была обыкновенная, простой деревенский паренек. Тогда мы с девушками впервые посмотрели фильм «Семеро смелых», все сказали, что Меньшиков очень похож на Молибога (главного героя в исполнении Алейникова), тот же веселый взгляд, скошенная челка, в общем, весь такой залихватский парень. Все, казалось, ему было интересно.

Меня в то время тоже к работе в газете начали привлекать. Тогда впервые начали заметки на ненецком языке печатать, а шрифт был латинский. Наталья Митрофановна Терещенко (жена Антона Петровича Пырерки) приехала из Ленинграда и привезла в газету печатную машинку с этим новым шрифтом. И меня как раз и порекомендовала редактору для работы. Я, конечно, немного там проработала, очень все это мне скучным показалось. Да и печатала я плохо, а согласилась, потому что не хотела Наталье Митрофановне отказывать, я ее еще по Ленинграду помнила, а Пырерку знала со своего детства, его родня в одном с нами стойбище жила. Коррес-пондента из меня не вышло, а вот с Иваном Меньшиковым я более тесно познакомилась. Он очень интересовался всем ненецким, спрашивал, как люди в тунд-ре живут, как разные предметы называются, об обрядах и обычаях народа всегда расспрашивал очень подробно. У нас ребят некоторых это даже раздражало... Он как-то сразу под свое крыло взял одну нашу студентку - Стешу Ардееву. С нами она не очень общалась, а с Меньшиковым они общий язык нашли быстро: он с нею занимался, учил писать, рассказывал о России, а она ему - о ненцах, их быте и нравах. Сама-то, вообще, странноватая, необщительная девушка была, не хотела расставаться со своей паницей, все время в меховой одежде на занятия в педучилище приходила. Так вот, Меньшиков из нее решил ненецкую журналистку сделать. Под его руководством она и печататься, помню, начала в «Няръяна вындер». Гордости-то сколько было... Она ему, вроде, сначала интересна была просто как коренная самобытная ненка, а потом, уж не знаем, что и как получилось, но она от него родила девочку. Это был конец 1935 года. Помню, что жениться на ней он не хотел, тут и комсомольскую организацию привлекали для разбирательств, обязали его не бросать женщину с ребенком. Комнатку им дали в двухэтажном деревянном доме на улице Хатанзейского (на том месте сейчас стоит общежитие ГПТУ). Жить он с нею не стал, хотя деньгами и продуктами помогал. А в конце 1936 года он уехал в Москву и назад не вернулся. Я в то время тоже уехала в Ленинград, на учебу. Что случилось со Стешей Ардеевой, не знаю. Говорят, она уехала к себе на родину в Канино-Тиманский район, там у нее, вроде бы, еще родители жили. Там, говорят, дочка ее и Меньшикова умерла. Не знаю, узнал ли Меньшиков о ее смерти. Как-никак, не чужие же для него это люди были. Правда, ребята наши - Ефим и Семен Соболевы, говорили, что еще в конце 30-х он интересовался делами Стеши, спрашивал про дочку...

Матрена Андреевна Селянинова просила меня сохранить эту запись, как информацию о времени и людях, тогда живших, оставив на мое усмот-рение огласку этой печальной житейской истории.

На прощание она сказала мне: «Может, и не надо было об этом рассказывать, только и писатели ведь тоже живые люди, а не памятники какие-нибудь».

Дорога без конца

Совсем неожиданно эта история получила продолжение. Недавно, в дни празднования юбилея ямальской газеты «Няръяна нэрм» («Красный Север»), к нам в редакцию обратились журналисты из Салехарда с просьбой прояснить судьбу Степаниды Осиповны Ардеевой, работавшей в их газете в 1938-1939 годах.

Как оказалось, Стеша не осталась в тундре с родителями, а, пережив потерю ребенка, уехала на учебу в ИНС (Институт народов Севера). После двухгодичного обучения (в те годы это было нормой) уехала работать в салехардскую газету. Там печатались ее рассказы и небольшие заметки из жизни ненецкого населения Ямала. В архивах Института народов Севера мне удалось найти старую фотографию так называемой этнографической группы, положившей основу будущему знаменитому коллективу «Северное сияние».

На этой фотографии справа сидит организатор, а затем и бессменный руководитель «Сияния» Татьяна Петрова-Бытова. Затем перечислена мужская часть группы: О. Гаер, С. Ходжер, Н. Окатэтта, А. Заксор, П. Пассар, К. Коркин и так далее.

А вот слева сидит девушка, имя которой в записях обозначено, как О. Ардеева. Насколько мне известно, в том далеком 1937 году в ИНСе, кроме, конечно, художника Панкова и П. Вылки, ненцев и, тем более, ненок из Ненецкого округа не было.

Поэтому я осмелюсь предположить, что на этой фотографии 1937 года изображена Степанида Осиповна Ардеева, девушка, оставившая след в судьбе известного писателя Ивана Меньшикова, стоявшего у истоков ненецкой литературы и одного из основателей ЛИТО «Заполярье», того, чьим именем названа улица Нарьян-Мара.

После 1939 года следы Стеши теряются. Возможно, она вышла замуж на Ямале, а может быть, оказалась в годы войны в Ленинграде - сейчас можно предположить всякое.

Ее родителями были Осип Ардеев, ненец-бедняк, живший «на едоме» в районе Шойны, и мать-активистка, выборный член исполкома Канино-Тиманского совета, участница многих конференций и совещаний, проходивших в те годы в Нарьян-Маре. Среди оленеводов Канина она долгое время жила под именем «делегатка». Правда, неизвестно, какой смысл в это слово вкладывали оленеводы, день и ночь трудившиеся в своих тундровых стойбищах.

В фондах окружного архива и сейчас хранятся различные документы Стеши Ардеевой, которая начинала свою самостоятельную жизнь «учащейся комплексного техникума народов Севера в Оксино», сюда она приехала за знаниями в 1932 году. Оксинский техникум позднее стал прародителем Нарьян-Марского педучилища и зооветтехникума. Стеша решила практиковаться по линии педагогичес-кого образования.

Сохранились и справки, выдававшиеся ей для поездки на каникулы по маршруту Архангельск - Шойна - Архангельск, а также справка об усиленном питании в виде дополнительного стакана молока в день. В общем, в духе времени.

А в фондах окружного краеведческого музея я нашла сборник ЛИТО «Заполярье» № 2, датированный 1936 годом. В нем, вместе с произведениями Григория Суфтина, Ивана Меньшикова, Анатолия Рожина, помещены рассказы и стихи молодых писателей и поэтов, выходцев из Малоземельской, Большеземельской и Канинской тундр.

Есть там и два рассказа Стеши Ардеевой - «Учительница» и «Дочка», в литературной обработке Ивана Меньшикова. Писала Степанида Ардеева о том, что волновало в те годы ее сверстников.

Для многих наших современников 30-е годы - это далекое, непонятное и суровое время, в котором на смену именам «великих писателей, ученых и правителей» пришли люди с никому не известными именами, совсем иными взглядами, жизненными ценностями и ориентирами.

В августе 2012 года Степаниде Ардеевой исполнилось бы 95 лет. Наверное, она могла бы даже дожить до этого возраста. Как сложилась ее дальнейшая жизнь, было ли вообще продолжение у этой жизни, сегодня не может сказать никто.

Да, время стирает судьбы, лица, имена человеческие. Но каждый из нас все равно оставляет свой, пусть небольшой, но след. Как оставила его скромная и неприметная девушка с Канина - Стеша Ардеева.

Ирина Ханзерова

Контакты

Адрес:

166000, Ненецкий автономный округ, г. Нарьян-Мар, ул. Ленина, д. 25а

Телефоны:

приемная – (81853) 4-21-73
отв. секретарь – (81853) 4-20-22
бухгалтерия – (81853) 4-36-31
коммерческая служба – (81853) 4-63-61

E-mail:

rednv@atnet.ru

Подписка

Получать газету «Няръяна вындер» можно:

По почте

Подписаться можно в любом почтовом отделении. Подписной индекс – 50540. Цена подписки на 6 месяцев – 363,60 рубля.

В здании редакции

Подписаться можно в здании редакции. Цена подписки на 6 месяцев – 240 рублей.

По электронной почте

Подписаться можно в здании редакции. Цена подписки на 6 месяцев – 480 рублей.

Полиграфия

Предлагаем услуги типографии по изготовлению печатной продукции:

плакаты, календари, газеты, журналы, дипломы, грамоты, буклеты, блокноты, открытки, визитки, листовки, бланки.

Обращаться по тел. (81853) 4-63-61.

Реклама
Rambler's Top100
© 2002-2012 ОГУ "Редакция ОПГ НАО "Няръяна вындер" ("Красный тундровик"). При использовании материалов с сайта ссылка на www.nvinder.ru обязательна.