Свежий выпуск Архив О газете Рекламодателям Объявления
Поиск
Архив за январь 2013 г.
пнвтсрчтптсбвс

31

123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

1

2

3

Выпуск от 31 января 2013 г.

От Большой земли вдали


Экология глазами детей


Главная кампания НАО на финише


Публичные слушания


Носятся целыми сворами и наводят ужас...


Благотворительность в прогрессии


Победят одаренные и трудолюбивые


Опоздал на урок - заплати штраф!


Листы каменной книги


«Охи, вздохи, шуточки»


Книга о родной деревне


Главная по паспорту


Микрорайоны для многодетных семей


Споем, патриоты!


Менделеевым и Ломоносовым XXI века


Отчет о деятельности Управления финансов Ненецкого автономного округа


Лошадью ходи, лошадью!


Рождество на лыжне


В «Норде» - мягкая вода


В преддверии праздника


Сто памятников культуры Франции в Нарьян-Маре


Три дня с бардами


вернуться к оглавлению

Партнеры
Реклама
Выпуск от 31 января 2013 г.

Листы каменной книги

Россия всегда была государством многонациональным. В прошлые века большинство народов, ее заселяющих, назывались не иначе как инородцами или неверными. Позднее появились чухонцы, югра, лопари, самоеды, гольды, остяки, тунгусы, якуты и прочие народы, само название которых ничего общего с этими названиями не имеет.

В большинстве исторических и исследовательских документах тех лет все многочисленное нерусское сообщество так и закрепилось под этими именами. Главными же документами, повествующими о жизни населения российских окраин, стали «Епархальные ведомости», в которых подробно рассказывалось о нравах «сиих народцев» и просветительской деятельности многочисленных миссионеров, отправленных Священным синодом для привлечения «неверных» в православие.

Начертано на белом снегу...

Говорят, ничто не рождается на пустом месте: уже в XVIII веке Святейший синод, активно взявшийся за христианизацию «неверных», озадачился идеей создания письменных знаков, «...дабы донесть слово Божье до сердец заблудших на их родных наречиях...». Первым эту идею решился воплотить в жизнь архимандрит Вениамин, взявший на себя смелость донести слово Божье до самоедов архангельских тундр. После многих неудачных попыток его предшественников приобщить ненцев к православию, Вениамин (в миру Василий Смирнов) в 1821году решил осуществить эту многотрудную миссию. Ранее многие его сотоварищи признавались, что общего языка с мезенской, канинской, тиунской, большеземельской и «протчай самоядью» найти не смогли: исполнители миссии терялись на заснеженных безлюдных прос-торах, умирали от голода и даже если добирались до становищ кочевников, имея при себе переводчика-толмача, все равно донести великое слово Божье до «заблудших» им не удавалось.

Деятельность миссионеров, активизировавшаяся после многочисленных набегов «карачеевской самояди» на Пустозерск, его полное сожжение и последовавшая за этими событиями казнь ненецкого воинства, только обострила без того недоб-рые отношения русичей с аборигенным населением Заполярья. По этой причине, несмотря на многочисленные и многотрудные просветительские походы, осуществлявшиеся в ненецкие тундры 34 года подряд (с 1783 по 1817 год), удалось покрестить лишь 55 самоедов, которые вскоре уехали в свои «заснеженные тундры, и узнать, насколько крепко в них поселилось слово Божье, уж убедиться не было никакой возможности...».

Кто разбудит их «спящие души»?

Говорят, что изначально главный акцент при привлечении ненцев «к истинной вере делался на чудо». Например, как положительный пример приводилось чудесное исцеление Таселея Вылки из Большеземельской тундры. Говорили, что до крещения 60-летний мужчина страдал от многих недугов: у него были иссушены обе руки так, что он даже не мог их поднимать - и правая, и левая руки висели у него, аки плети. Но в момент погружения в купель он получил чудесное исцеление, и первый его жест был изображением крестного знамения. Этот случай Вениамин пронес по всем тундрам, иногда к проповедям подключались самоеды, якобы присутствовавшие при этом исцелении.

Как говорил Вениамин, вера, исцелившая заблудшую душу, вернула телу несчастного Таселея, ставшего после крещения Фомою Вылкиным, здоровье и крепость. Но большинство представителей кочевого народа были людьми недоверчивыми и сомневающимися, поэтому даже подобные материализованные чудеса на них воздействия не имели.

Полный сомнений и разочарований архимандрит Вениамин отправляет в Святейший синод свои аналитические записки. В них он пишет: «...миссионеры ставили своей задачей обратить в православие всех самоедов. Не трудно понять, что без доведенного до сердца каждого слова Божьего невозможно приобщить заблудшие души в истинную веру». По словам Вениамина, например, ненцы Канина и Тиуна просто отворачивались от миссионеров и уезжали прочь, а большеземельская самоядь вообще, завидев миссионеров, уехала за Уральские горы. Так что процесс христианизации ненцев, по мнению Вениамина, никогда не достигнет должного результата, пока с ними не начнут говорить на их языке.

Для этой цели, по инициативе миссии, был организован специальный курс обучения для служителей веры при Архангельской епархии, где 15 молодых людей обучали языку неверных. Но ни эти шаги, ни обучение в Архангельске и Петербурге ненецких мальчиков для возведения их в чин дьяконов также не принесли пользы. Самоедские мальчики, проучившись два года, умерли один за другим, а 15 будущих миссионеров с возложенной на них «великой миссией» не справились.

Монастырь, построенный на Новой Земле, просуществовал лишь около года. Монахи не выдержали суровых условий Заполярья и скончались один за другим от цинги и холода. Пришедшее в августе судно лишь обнаружило их останки. 12 монахов, по заключению Синода, своей миссии также не исполнили, не обратив в святую веру ни одного кочевника, они более боролись за собственное выживание и умерли в одиночестве, не найдя общего языка с самоедами.

Новоземельские миссионеры

Следующим и единственно верным, по мнению Святейшего синода, стало открытие школ для канинских и тиунских ненцев и создание «специальных книг на их самоедском наречии». К тому времени миссия Вениамина уже активно поработала в заполярных тундрах. Были уничтожены культовые святилища ненцев на Вайгаче, Кузьминском перелеске, Канинской и Большеземельской тундрах: более 1000 деревянных и каменных идолов были стерты с лица земли, а на местах святилищ поставлены православные кресты. Вениамин понял, что и эти крайние меры не принесут положительных результатов, ведь, по словам его сподвижника и последователя отца Ионы (руководителя миссии на Новой Земле), в местах былых «инквизиций» рядом с крестами вновь появлялись «самодийские истуканы», и неверные шли именно к ним, а не к православным крестам. Вот некоторые строки из дневника новоземельского иеромонаха Ионы:

«...Самоеды охотно вступают в разговоры о жизни, промысле, но как только речь заходит о христианской вере, замыкаются в себе и уходят в сторону. Некоторые даже высказываются по поводу того, что только их самоедские божества всегда помогали и впредь смогут им помочь в их охотничьих промыслах. И все же мне удалось привлечь четырех человек в помощь при богослужении. Я устраивал им праздники в церкви, угощал и давал их детям подарки. Это им понравилось. Благодаря первым помощникам я привлек и пятерых мальчиков из числа самоедов, которых научил петь псалмы. Дети оказались на редкость смышлеными, поэтому я без особого труда привлек их к этой работе. Во время службы звонкие детские голоса звучали аки ангельский хор. Правда, все остальное население так и не пожелало проникнуться светом христианской веры.

Через год я вновь повторил попытку привлечь новых прихожан. На Рождество и Крещение даже устроил праздник с иллюминацией. Храм Николы Чудо-творца после ремонта приобрел торжественный вид, поэтому многие самоеды с женами и детьми пришли к нам с господином Носиловым в гости. Я решил провести крестный ход до ближайшего озера, с песнопениями мы отправились со своими помощниками. Местный народ тоже пошел за нами, любопытствуя и улыбаясь. Я освятил озеро, в котором теперь можно было брать воду. Я убедил самоедов, что вода приобрела лечебную исцеляющую силу. Правда, никто из участников шествия в это, кажется, вновь не поверил. Но тот факт, что они все же пошли следом за нами, уже было хорошо.

Два раза вместе с псаломщиком я выезжал на места их диких святилищ. Я обнаружил множество каменных и деревянных идолов, коим неверные постоянно приносили жертвы (говорят, даже человеческие). В апреле мы отправились на северное побережье Карского моря, чтобы окончательно покончить с этим языческим местом. Целый день мы разрушали и крошили этих истуканов. Главного идола, измазанного кровью и имевшего явные человеческие очертания, мы разрубили и сожгли на огне. Затем на месте установили православный крест.

Наполненные божественным светом мы отправились к часовне. При приближении к месту нашей обители нас встретили 8 самоедов-охотников, настроенных явно недоброжелательно. Я стал объяснять им истинность христианской веры и ложность и неправедность их языческой. Они отвернулись от меня и ушли. Через месяц я вернулся на место былого святилища и был неприятно поражен: вся территория вокруг православного креста вновь была усеяна идолами, а рядом с ними возвышался деревянный истукан в несколько раз крупнее того, что мы с псаломщиком Петром уничтожили недавно, движимые благородным христианским порывом... Надо сказать, что несмотря на все мои старания, общего языка со своей будущей паствой я так и не нашел. И понял, что веру и слово Божье можно донести до моих заблудших слушателей, лишь говоря на их самоедском наречии...».

Надо создавать книги, которые новообращенные могли бы постоянно иметь под рукой и обращаться к Богу со словами молитвы на своем наречии. К такому выводу пришел отец Иона, то же самое записал в своих отчетах и архимандрит Вениамин. В своем дневнике Вениамин пишет: «Я понял, что проповедовать устно на чуждом для них языке - это все равно что писать на песке...».

Архимандрит начинает думать над особыми знаками для обозначения ненецких звуков, веруя, что кириллица в данном случае не совсем подходит, так как «...язык самоедский совершенно к славянской буквописи не приспособлен...».

Придуманный им алфавит он отправляет в специальную комиссию, которая признает его многотрудным и отдает на инспектирование в Тобольск, где в то же время над созданием самоедской графики работает другой человек - отец Георгий. Но после мытарств, многих прочтений и рекомендаций алфавит и перевод Нового Завета, сделанный архимандритом Вениамином, возвращаются им назад в Архангельскую епархию и признаются слишком сложными для прочтения.

Георгий согласился с тем, что буквопись все же должна быть славянской, тогда и русские миссионеры смогут читать тексты на самоедском наречии, пользуясь уже знакомыми знаками. Его поддерживает и настоятель Колвинского самоедского прихода отец Иннокентий Попов, хорошо знавший ненецкий язык и организовывавший службы на родном наречии для жителей Большеземельской тундры.

«Славянские азбуки на самоедском наречии будут способствовать сближению самоедского языка с русским, отныне всякий грамотный русский человек способен будет читать слово Божье на самоедском наречии». Правда, для тех звуков, коим нет аналогов в славянской буквописи, он предложил разработать специальную систему крючков, хвостиков и закорючек. Но Комиссия при Синоде инициативы отца Иннокентия не поддержала, и переводы начали осуществляться по упрощенному варианту.

После осуществления переводов многих священных писаний слово Божье стало преподаваться в миссионерских самоедских школах на Канине, Новой Земле, в Колвинском приходе и на землях зауральской самояди. Конечно, многое из того, что пытались донести до новообращенных, было им непонятно, ведь большинство русских слов и фраз переводились построчно и дословно, а понятие ХЭХ (божество, идол) для любого ненца вряд ли согласовывалось с именем русского Бога, а Няр (три) хэх - с Троицей. Но так или иначе, благодаря молитвам и песнопениям на самоедском наречии Канинской, Тиунской, Вайгачской и Новоземельской миссиям удалось крестить (я не говорю - обратить в новую веру, потому что этот факт не признавал и сам Вениамин) более полутора тысяч ненцев, дав им после обряда крещения новые православные имена и вновь придуманные фамилии.

С этими фамилиями, полученными взамен названий рода, ненцы нашего округа живут до сих пор. Но это уже тема другого разговора.

Ирина Ханзерова

Контакты

Адрес:

166000, Ненецкий автономный округ, г. Нарьян-Мар, ул. Ленина, д. 25а

Телефоны:

приемная – (81853) 4-21-73
отв. секретарь – (81853) 4-20-22
бухгалтерия – (81853) 4-36-31
коммерческая служба – (81853) 4-63-61

E-mail:

rednv@atnet.ru

Подписка

Получать газету «Няръяна вындер» можно:

По почте

Подписаться можно в любом почтовом отделении. Подписной индекс – 50540. Цена подписки на 6 месяцев – 363,60 рубля.

В здании редакции

Подписаться можно в здании редакции. Цена подписки на 6 месяцев – 240 рублей.

По электронной почте

Подписаться можно в здании редакции. Цена подписки на 6 месяцев – 480 рублей.

Полиграфия

Предлагаем услуги типографии по изготовлению печатной продукции:

плакаты, календари, газеты, журналы, дипломы, грамоты, буклеты, блокноты, открытки, визитки, листовки, бланки.

Обращаться по тел. (81853) 4-63-61.

Реклама
Rambler's Top100
© 2002-2012 ОГУ "Редакция ОПГ НАО "Няръяна вындер" ("Красный тундровик"). При использовании материалов с сайта ссылка на www.nvinder.ru обязательна.