ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА 
ИНТЕРВЬЮ НА РУИНАХ "ЗАПОЛЯРЬЯ"

Как сообщалось, в НГТРК "Заполярье" - очередная смена власти. Коллектив компании, радиослушатели и телезрители ждали этого давно, потому что терпеть все то, что творилось в стенах Государственной компании, уже не было сил. Более двадцати обращений от коллектива НГТРК, от окружной администрации и Собрания депутатов, от рядовых радиослушателей поступило за полтора года в Министерство по делам печати и ВГТРК, чьим дочерним предприятием считается "Заполярье" сегодня. И, наконец, дождались: новым председателем многострадальной компании стал Владимир Курносов.
То, что получил новый руководитель в наследство от Евгения Киселева и Владимира Плахотного (который, кстати, не уволился на пару со своим "боссом", а ушел в отпуск), иначе, как руинами, не назовешь. Рухнувшие потолки, облупившиеся стены, полная неразбериха в финансовых документах, один магнитофон на все окружное радио, пустые коридоры и "пустой" эфир - это и есть печальный облик "Заполярья" сегодня. И если в самом начале у меня было желание поздравить Владимира Александровича с назначением, то уже перед "парадным" входом в здание НГТРК и беглом взгляде на обшарпанный фасад я сделала вывод, что поздравлять человека не с чем.
- Я до сих пор пребываю в состоянии, близком к шоку, так много всего на меня навалилось сразу, - говорит Владимир Александрович. - Вы видите здание, пустые коридоры. Коллектив разогнан, а те, кто остался, просто запуганы настолько, что не в состоянии воспринимать простой человеческий разговор. Когда я начинаю с ними о чем-нибудь разговаривать, они просто цепенеют. И я не перестаю удивляться, до чего же можно было довести людей, трудовой коллектив.
Сейчас в компанию приходят бывшие работники "Заполярья", которые или были уволены Киселевым, или были вынуждены уйти с большой обидой. Я никак не могу объяснить поведение прежнего руководства, "эти парни" просто перессорились со всем миром, дошли до того, что никто о них доброго слова сказать не может. С самого начала надо уяснить, что НГТРК "Заполярье" - это компания государственная, отражающая интересы федеральной власти, и какие-то фокусы, какие-то "войны местного значения" здесь недопустимы. По этому поводу меня, например, в Москве особо инструктировали: линия одна - федеральная, и ничего личного, корпоративного тут быть не должно. Должны быть ровные отношения со всеми. С администрацией, и с нефтяниками, и с любой другой ветвью власти никаких "боданий" быть не должно. Я для себя это четко уяснил.
Действительно, "Заполярье" сегодня представляет руины. Хорошо, что позиция округа все-таки возымела силу. Я видел в Москве груды писем, докладных отовсюду. Слава Богу, что Москва приняла решение.
Киселева убедили уйти по собственному желанию, но, в принципе, его желания никто и не спрашивал: его просто поставили перед фактом.
- Владимир Александрович, как же вы собираетесь начать работу компании, если на радио и на телевидении работать некому и не на чем?
- Во-первых, я беседую с теми, кто работал здесь раньше. Мне профессионалы нужны, нужно на кого-то опираться. Принцип "своих и чужих" в данном вопросе для меня не приемлем. И когда мне сейчас кое-кто пытается говорить: "это человек Киселева" или "это человек Агаповой", - мне это неинтересно, так как это федеральная компания, а не частная. Грамотное и профессиональное исполнение своих обязанностей - вот что важно. И если я буду кого-то увольнять, то только за непрофессионализм.
- Собираетесь ли вы восстанавливать программы, которые были на окружном радио раньше?
- Я еще не до конца ознакомлен с теми программами, что были раньше, но считаю, что все хорошее, что было на радио, должно остаться. Передачи, которые пользовались популярностью у радиослушателей, должны вернуться. Национальное вещание обязательно должно быть, так как это - Ненецкая государственная компания. Но когда это произойдет, увы, сказать трудно : Москва пообещала скорое техническое переоснащение. Будем ждать, и, как говорится, от этого и начнем плясать дальше.
Помогать нам будут и система ВГТРК, и Архангельск, но это - послезавтрашний день, а сегодня мне нужно разобраться с бухгалтерией, мне нужен настоящий понимающий бухгалтер. Без этого "не заскрипит эта телега" и не тронется с места.
- Не встречаете ли вы определенного сопротивления со стороны прежнего руководства компанией?
- Происходят некоторые непонятные вещи: буквально в ночь перед моим приездом сюда кто-то проник в бухгалтерию. Просто так в бухгалтерию люди не заходят. Этим сразу занялась милиция, кроме всего прочего, бухгалтерию проверяет ОБЭП (отдел по борьбе с экономическими преступлениями). Я не принял компанию "чистой", нужно было брать то, что осталось. Чтобы до конца разобраться с бухгалтерией, нужно проводить аудиторскую проверку, и она обязательно будет.
Ну а что касается моего разговора с Киселевым, скажу, что он компанию мне даже не сдал, как это положено делать, в личной беседе намекнул, что будет подавать в суд. Разговор был очень тяжелым, вел он себя совершенно по-хамски. И на сегодняшний день, я считаю, в "Заполярье" ему делать нечего, появиться он здесь может только для того, чтобы забрать остатки своих вещей. В самом начале нашего разговора вы спросили, что более всего поразило меня здесь. Отвечу: содержимое компьютера Евгения Киселева, об этом даже вспоминать противно.
Он оставил компанию, в которой все плохо. Куда ни кинь - везде стопор. И если бы я знал, что компания находится в таком плачевном состоянии, я бы еще сто раз подумал.
- Вы сами изъявили желание идти на эту работу или вас уговорили?
- Честно говоря, я не хотел. Понятно, что это шаг в карьере. Телевидение, с которым были связаны 12 лет моей жизни, и радио, где я работал три года, - все это дело знакомое и любимое. Ну а руководство НГТРК -это совсем другой уровень и другие перспективы роста. И все же мне не хотелось принимать у них "убитую" компанию. Но что сделано, то сделано.
- Владимир Александрович, хочется пожелать вам успеха. Надеюсь, у вас все получится. Судя по тому, как восприняли смену руководства оставшиеся члены коллектива и те, кто работал здесь раньше, один вы не останетесь, и эти руины разгрести вам помогут.
- Очень хочется в это верить. Признаться, сейчас, когда мне бывает особенно тяжело, я вспоминаю лицо своего новорожденного сына, ему сейчас только месяц, и мне становится легче. Конечно, было бы очень хорошо, если бы семья была рядом, но жена с сынишкой на Сахалине. Суровое Заполярье пока не для них.
Р.5. Не перестаешь удивляться лояльности наших законов. Ни в одной цивилизованной стране руководитель, разваливший компанию, использовавший ее как инструмент для сведения личных счетов, разогнавший практически весь трудовой коллектив, не будет уволен с формулировкой "по собственному желанию". Остается только надеяться на то, что компетентные органы разберутся в финансовом беспределе, творившемся в "Заполярье", а новому, точнее "старому" главному бухгалтеру "Заполярья" Татьяне Коняевой, незаконно уволенной Киселевым и приступившей вчера к работе с новым руководителем, удастся вместе с В.Курносовым разобраться во всем и нормализовать работу компании.
Так как без денег "эта телега не заскрипит" - это точно.


Беседовала Ирина ХАНЗЕРОВА
Фото М. ДУРКИНА

© 2003, "Няръяна вындер".