Няръяна вындер
№139 (18297), вторник, 28 октября 2003 г.  НОВОСТИ   АРХИВ   КОНТАКТЫ 
 В НОМЕРЕ 
 ТВОИ ЛЮДИ, ОКРУГ 
Награда нашла героя

На прошлой неделе исполняющий обязанности главы администрации НАО Юрий Падалка вручил в Нарьян-Маре юбилейную медаль «60-летие Курской битвы» 89-летнему ветерану Великой Отечественной войны, участнику боев на Курской дуге Акиму Хозяинову.
Ладный небольшой домик в центре Нарьян-Мара. Веселого зеленого цвета стены, забор - таким, наверное, и должен быть дом, стоящий на улице с названием - Лесная. Здесь живет Аким Гаврилович Хозяинов, к которому мы с коллегой напросились в гости. С газетчиками он согласился побеседовать сразу, ломаться не стал, как иные в этом случае. Даже по мимолетному телефонному разговору стало ясно - дело иметь придется с человеком серьезным, обстоятельным.
На наш звонок Аким Гаврилович отозвался споро, дверь открыл сразу же: «Заходите, милости просим!»
Домик внутри оказался приятно чистым и уютным, вкусно пахло домашними щами. На окнах - цветы. Чувствовалось, что каждая вещь здесь имеет свое место и назначение.
На душе сразу потеплело. Потому что за годы своей журналистской практики я уже привыкла, что - как ни больно об этом писать -старость и одиночество тесно переплетаются у нас с неуютными неубранными комнатами, даже запах у одинокой старости есть какой-то свой, особый, сиротский. Здесь же все говорило о достатке, пусть и скромном, а также о раз и навсегда заведенном и строго поддерживаемом порядке.
Чтобы разговорить хозяина, начинаем издалека - про молодые годы, про работу, как в Нарьян-Маре очутился?
Рассказчиком Аким Гаврилович оказался удивительным - от Бога. Легкими, простыми мазками он рисует совершенно живые картины прошлого. И оттого, что звучат его слова просто и обыденно, в какой-то момент по спине начинает ползти холодок. Неужели все вот так и было - банально?
- Как в Нарьян-Мар попал? - начинает Аким Гаврилович. - А из Коми. Наш колхоз на границе с округом лежал. Подрядился на лесозавод возить лес на лошадях. Дали в мое распоряжение 12 лошадей. Была большая бескормица. Полагалось в сутки на лошадь пуд сена, его не хватало, норма была уменьшена наполовину. Потом и того не стало. Лошади истощали, стали падать. Обвинили во вредительстве, судили, 7 лет провел в ГУЛАГе. Попал в лагерь в Коми, повезло, поставили рыбаком, ловил рыбу на прокорм заключенным и начальству.
Освободился в 1941 году. Не озлился. Когда началось военное лихолетье, сразу же пошел добровольцем. Моя Родина, кто защитит, если не я.
Попал в Мурманскую область. И сразу же заболел дизентерией, говорили, вода плохая. Около месяца провалялся на койке в госпитале. Помню, как начал выздоравливать, все время голодным ходил. Меня направили на кухню работать, чтобы немножко подкормился. Тут картошечка подоспела, кормили хорошо. Так что «отремонтировали» быстро.
Из госпиталя меня отправили в Казань в распоряжение 20-й лыжной бригады. Войну, кстати, начал рядовым, а закончил - сержантом: нашу бригаду направили потом на Курское направление. Сначала, помню, ехали железной дорогой, потом шли километров 300 - на лыжах. Тут меня ранило. Не помню, как называлось это местечко, где дело было... Я на лыжах ходил хорошо, вырвался вперед. Налетели фашистские самолеты, стали обстреливать. Тут наша машина стояла, везла пушку. Я спрятался за лафет. Как теперь помню - снег вокруг забил фонтанчиками. Мне одна пуля попала в отворот шинели, прошила по рукаву и сорвала рукавицу. Другая в вещмешок -пробила котелок.
А потом - по ногам. Помню картину, как водитель из машины выскочил, побежал, его сразу убило.
Потом самолеты улетели за лес.
Подошел ко мне командир роты с санинструктором. Ершов была его фамилия. Командир распорядился меня в госпиталь отвести. Я где сам полз, где мне санинструктор помогал. Не дошли до госпиталя каких-то метров тридцать-сорок, опять налетели.
Санинструктор мне кричит: «Ложись, рот открой, к земле прижмись!» Помню - взрыв страшной силы. Я тогда понял, что значит -земля вздыбилась.
Я очухался первым: «Ершов, ты живой?» - «Живой, живой!» - «Видишь, хлеб!» - «Да ты очумел, что ли, какой тебе хлеб?» А я вижу -лежит буханка, целая. Подтянулся, достал. Разделили с Ершовым поровну. Видимо, из госпиталя взрывом выбросило. Госпиталь-то весь разнесло. Медики, больные, шефы
- всех накрыло, человек семьдесят. Можно сказать, я тридцать метров до смерти своей не дополз. Одну девушку, из шефов, откопали, ее сильно покалечило - живот, таз. Она все плакала: «Кому я теперь такая нужна буду? Как рожать буду?» Так Ершов ее успокаивал: «После войны нашего брата, калек, много будет, найдешь себе подходящего».
Доползли до соседней улицы, смотрим - дом стоит, крайний, крышу взрывной волной снесло. Я забрался на крыльцо, прилег, ем хлеб. Ершов стучит - принимайте раненых. Никто не отвечает. Он дверь открыл, а там всех поубивало. Кто прямо за столом как сидел - погиб, кто на кровати лежит, никого в живых не осталось.
А я все наблюдал за фашистскими самолетами, куда они полетели. Подметил, что в наш тыл ушли, гады.
Тут часть наша вскорости подошла. Женщина одна военная ко мне подходит, чистенькая такая, ладная, гимнастерочка, подворотничок - все, как положено. Я ей говорю: «Ух ты какая, прям мишень для снайпера». Она в ответ: «Ты тоже не шибко грязный». Пошутили, значит.
Я стал я ей рассказывать, куда самолеты ушли, говорю, командиру скажи, ты к нему поближе, там аэродром у них, в тылу, оттуда они взлетели и туда сели. Пусть меры примут.
Кстати, командира нашего батальона потом расстреляли, что большие потери допустил, не успели мы проскочить, но это так, к слову вспомнилось.
Тут наша зенитная батарея появилась. Когда к вечеру фашисты снова налетели, наши им уже смогли отпор дать.
А я всю ночь, пока бой шел, так по деревне и проползал. Помню, в одну хату заполз, мне молока поднесли, только стал пить, а тут как ухнуло - взрыв значит, мне в молоко штукатурка упала, все расплескалось. Так и не выпил молока.
К утру бой закончился, раненых подобрали, отправили и меня в госпиталь: много потом еще всякого было. Вот этот орден - Красной Звезды - за форсирование Вислы. Мост там был затопленный. Никто в машину со снарядами не садился. Я сел. Сам не помню, как до того берега домчался. Ко мне командир: «Что привез!» - «Огурцы!» Снаряды, значит. «Спасибо, братишка!» - он со мной, как с родным.
Эта медаль - за освобождение Варшавы, эта - за Белгород, а эта - за взятие Берлина... Вот только на Рейхстаге не расписался. Видел его только издали, весь изрешеченный. Помню, большими буквами было написано: «Гитлеры приходят и уходят, а народ германский остается».
А осенью 45-го вернулся в Нарьян-Мар. Здесь сразу же и познакомился со своей будущей женой. Она меня помоложе была, 20-го года. Сразу мне понравилась. Других парней от нее первым делом отвадил. Стал провожать, потом слово за слово - так, мол, и так. Поженились. Хорошо прожили, дружно - 49 лет. Года только до золотой свадьбы не хватило моей Варваре Семеновне, пять лет как схоронил ее.
Аким Гаврилович вздыхает. И поднимает глаза на стенку. Там -портрет в рамочке. Молодая улыбающаяся женщина с лучистыми глазами и он, тоже молодой.
- Хорошо прожили, ладно, дружно, - продолжает Аким Гаврилович.
Еще бы не дружно - восемь детей подняли на ноги: четверо сыновей и столько же дочерей, двадцать внуков. А правнуков? Он начинает считать, задумывается, потом машет рукой и смеется - всех сразу не вспомнить.
Навещают? Как не навещать, конечно, навещают - и сыновья, и дочки, и невестки с внуками. По голосу его слышно, что он гордится своей семьей. Вот только хозяйку жалко, не дожила всего-то одного годочка до золотой свадьбы.
Аким Гаврилович смотрит на часы, и я, перехватив его взгляд, ахаю про себя - второй час беседы на исходе. Мы быстро прощаемся и уходим. Хозяин провожает нас до самой двери.
По присыпанной белым снегом дорожке выходим на улицу и оборачиваемся. Аким Гаврилович машет нам вслед рукой.
Вот за это я и люблю свою работу и не променяю ее ни на какую другую. Что сталкивает она меня с людьми, внешне, может, и неприметными, но на которых крепко держится жизнь наша. И будет держаться столько, сколько достанет у них сил.
Записала Ольга КРУПЕНЬЕ

 ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ 
© 2003, "Няръяна вындер". Ваши замечания и предложения по поводу сайта высылайте по адресу: rednv2@atnet.ru