Няръяна вындер
№42-43 (18379-18380), вторник, 10 марта 2004 г.  НОВОСТИ   АРХИВ   КОНТАКТЫ 
 В НОМЕРЕ 
• На «Буранах», вездеходах, самолетах, вертолетах

• Голосуем досрочно

• Округ - область: шаг навстречу

• Подарок от мужчин

• Национальная идея - «Х» - файл российской политики

• Достичь положительной динамики...

• В феврале он на несколько месяцев моложе себя самого

• Они вернулись

• Проблемы моего микрорайона

 РЕПОРТАЖ 
Они вернулись

В Санкт-Петербург со Шпицбергена прилетели участники российской полярной экспедиции “Северный полюс- 32”. Вернулись все. И, несмотря на драматические события, которые пришлись на их долю в последние дни экспедиции, сумели сохранить оборудование и, главное - результаты исследований. А это значит - Россия с полюса не ушла. Просто полюс немного отдохнет от людей. А они - от него.
...они прилетели. Журналистская братия собралась в международном аэропорту «Пулково-2» задолго до прилета самолета. «Снимающие», протащив свои кофры с камерами через рамки металлоискателей (временные меры безопасности, сами понимаете...) и раза по три продемонстрировав, что пулеметов у них с собой нет, деловито устанавливали и «выставляли» свою технику. «Пишущие» начинали осторожно приставать к родственникам, которые пришли встречать полярников. И все ждали - когда...
А когда объявили, что самолет приземлился, ждать стало совсем уж невмоготу. Но первыми через «живой коридор» из выстроившихся репортеров и встречающих прошли какие-то иностранцы, которые, завидев нацеленные на них объективы не меньше чем десятка камер, слегка терялись, потом только соображая, что весь этот ажиотаж - не в их честь.
Потом... «Идут!» И фоторепортеры, ребята ушлые, выстроились ближе всех к входу - и первыми, увидев тех, ради кого накануне праздника отправились в аэропорт, бросились... Да простит нас бдительная охрана, которая с кличем - «Уважаемые, вы куда?» - пыталась преградить несущимся репортерам дорогу. «Уважаемые» уже бежали, минуя турникеты, к черте, за которую им вообще-то нельзя, на ходу вытаскивая блокноты и диктофоны.
Они чуть-чуть опешили от такого внимания, все эти дядьки, на которых за последние несколько дней и так много чего свалилось. И тут все завертелось. Вспышки фотокамер, цветы, слезы, объятия.
Какая это была по счету экспедиция? «СП-32». Правильнее было бы спросить: какая по счету после большого перерыва, когда казалось, что Россия навсегда уходит с Северного Ледовитого океана, сворачивает исследования, закрывает полярные станции на арктических островах и побережье и уж точно - никогда больше не пошлет своих на полюс. Когда при упоминании о Северном морском пути одни морщились, другие снисходительно ухмылялись...
Мы не видели этого своими глазами, как все начиналось - можем судить только по кадрам кинохроники, документам, воспоминаниям... Но в тридцатые страна бредила полюсом, а полярники были не просто исследователями. В них играли, по ним сверяли свои поступки. Наивно? Возможно. Помните сказку «Цветик-семицветик?» Мальчишки в углу двора играли в «папанинцев» на льдине. Льдиной была песочница... Сейчас мальчишки играют в другие игры.
«Ледовые подвижки - ситуация штатная»...
При этом сами себя героями изображать они не желали категорически. «Ледовые подвижки - ситуация штатная, - уверяет начальник станции Владимир Кошелев. Вот именно так. «В общем-то рядовое событие... Просто в этот раз она была большой, объемной, ледовый вал за короткий промежуток времени поглотил все наши жилые постройки, кают-компанию, камбуз, главное - дизельную. Вот и все». «Мы все как раз находились на другом краю льдины - пошла трещина, мы готовились к ледоколу, упаковывали вещи... Когда пошел ледяной вал, мы успели перебраться... Кое-что мы спасли - я имею в виду из личных вещей. Научное-то вытащили»...
Ледяной вал, надвигавшийся на станцию, достигал высоты десяти-двенадцати метров. И поглотил постройки за 15-20 минут. Так бывает. Они говорят, что так бывает часто, но, как правило, торос проходит рядом, а тут вот прошел по станции. А они в это время вытаскивали научное оборудование, забыв про все остальное.
«Программа исследований выполнена полностью. И все научное оборудование сохранено - это раз. И все данные в компьютерах - тоже. Все привезли в Институт Арктики и Антарктики». Это - Владимир Кошелев, вопрос к нему о том, что что-то могло быть «не выполнено», кажется, даже удивил...
Потом ждали вертолеты. Сигналили ракетами, поджигали дымовые шашки. Электричество все же было - работал аварийный движок, на 4 киловатта, его удалось сохранить. Потом вал остановился. Сделали аварийное жилье. Как рассказал радист Виктор Карасев, один дом, он был собран из бакелитовой фанеры, в торосах «закрутило», но не разломало полностью. Когда все успокоилось, вал остановился, его сумели вытащить и отремонтировать. Оттащили за полкилометра, поставили как «последнюю надежду»: готовились отступать туда, если все начнется сначала. Три дня ждали вертолета. Вертолеты могли не прилететь: погода в Арктике может измениться в считанные минуты. Но они прилетели.
«А вообще-то станция прошла хорошо».
Они, все, с кем удалось поговорить, - а практически для всех эта экспедиция не то что не первая, но даже не вторая и не третья, так что есть с чем сравнивать, уверяют: в этом году «станция прошла хорошо». И подготовка к ней была нормальной. И оплата. Во всяком случае, лучше, чем... ну, они называли номера тех экспедиций, где было куда хуже. И по ситуации, и по снабжению, и по подготовке. Но дело прошлое...
Вот Виктор Карасев, например, на вопрос о том, какая это у него по счету экспедиция, ответил честно: «Не помню». Потом, правда, посчитал, оказалось - на льдине шестая. Это если не считать антарктических... А по поводу окончания экспедиции честно признается: «Было страшно, но быстро кончилось».
Знаете, все-таки они, эти дядьки, сделаны из какого-то другого теста. Покрепче замешанного. И отношения у них там другие. И ценности несколько иные сохранились. Особенно это заметно, когда изрядно «дергавшийся» все это время, организовавший спасательную операцию депутат Государственной думы, Герой Советского Союза, и прочая, и прочая Артур Чилингаров бросается с криком: «Здорово, Карась!» - и они начинают обниматься, и... в общем, не очень их обоих волнует снующая вокруг толпа телеоператоров и фоторепортеров, честное слово, начинаешь им завидовать.
- Еще собираетесь?
- Куда?
- На Север.
...Промолчал. Рядом - жена, сын. «Нам уже 63, какой Север», - это сын.
Сегодня - промолчал.
Знаете, иногда становится очень жалко, что мальчишки перестали играть «в полярников». Но, может, это не навсегда?..
Андрей СМИРНОВ,
Санкт-Петербург
специально для «Няръяна вындер»

 ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ 
© 2004, "Няръяна вындер". Ваши замечания и предложения по поводу сайта высылайте по адресу: rednv2@atnet.ru