Няръяна вындер
№172 (18509), среда, 27 октября 2004 г.  НОВОСТИ   АРХИВ   КОНТАКТЫ 
 В НОМЕРЕ 
• ДЕЛО – В ТРУБЕ

• Неучастие Бутова в выборах приведет к протестному голосованию

• Объем инвестиций увеличится

• МОНЕТИЗАЦИЯ ЛЬГОТ. Вопросы и ответы

• Покорители северного неба

• Налогов собрали больше

• От добра добра не ищут

• Закрытые глаза земли

 СУДЬБЫ ЛЮДСКИЕ 
Покорители северного неба

О первом ненецком летчике Семене Явтысом вспоминает его товарищ-пилот
Дорогая редакция, пишет вам Виктор Федорович Лазарев. Я не писатель и не поэт, а просто участник событий, изложенных в материале. Сегодня я хочу рассказать вам о судьбе первого ненецкого летчика - Семена Николаевича Явтысого.
Считаю, что знал я его хорошо, поскольку наш путь в небо начался одновременно. После окончания Кременчугского летного училища, по направлению, в августе 1964 года мы прибыли в Нарьян-Марский объединенный авиаотряд. Семен сразу получил должность второго пилота вертолета Ми-4. Вместе с ним после окончания училища в Нарьян-Марский ОАО также на должности второго пилота вертолета Ми-4 прибыли Виктор Федорович Лазарев и Алексей Павлович Чупров.
Семен Явтысый - один из первых, после определенной летной подготовки, был утвержден в должности командира вертолета Ми-4.
Летать любил, летал хорошо, имел все допуски при выполнении различного рода работ. Совместная учеба в училище и работа в Нарьян-Марском ОАО нас объединяла, и мы были очень дружны. Человек он был доброжелательный, всегда улыбался, легко входил в контакт с людьми. Любил играть в шахматы. Улыбался даже тогда, когда проигрывал. Хотя играл он хорошо. Мы в шутку его сравнивали с Юрием Гагариным: один был - первый летчик-ненец, а другой - первый российский космонавт, и объединяла их обаятельная открытая улыбка.
Мне часто приходилось прилетать на его родину в поселок Нельмин Нос. Местные жители сразу же задавали вопрос: «Вы знаете Семена Николаевича Явтысого?» И когда я им отвечал, что знаю, что мы вместе учились в училище, улыбка и радость появлялись на лицах встречающих вертолет. И все вопросы, которые возникали, решались очень легко. Они считали - если я Семену друг, значит и они мне друзья. Ненцы вообще народ добрый, доверчивый и открытый.
Я помню то время, когда цивилизация стала наступать на тундру. Появилось много экспедиций, буровые вышки, тундру испахали вездеходами, а мы были первопроходцами. Если вертолет прилетит к оленеводам, для них это было целое событие. Многие боялись грохота вертолета, прятали своих детей в чум.
Семен Николаевич Явтысый ценил дружбу и в трудную минуту всегда готов был поддержать своего товарища.
В феврале 1972 года я со своим экипажем на вертолете Ми-4 находился в командировке в Нижней Пеше. По каким-то обстоятельствам, видимо, давно работал, залетел сюда на ночевку и вертолет Семена Явтысого. Получилось так, что в аэропорту «Нижняя Пеша» оказалось сразу два вертолета Ми-4. Поздно вечером поступило из Нарьян-Мара указание выполнить санзадание в поселок Волонгу. Это рыбацкий стан недалеко от Нижней Пеши, но уже в то время там было очень мало народу. Электричества в Волонге не было, но столбы и электрические провода напоминали о том, что когда-то поселок был населен. Погодные условия ночью бывают разные. Иногда светит луна - и видно все, как днем. В такую ночь летать легко, но сейчас было все наоборот: низкая облачность, плохая видимость. Единственное преимущество, что это береговая черта и местность почти ровная.
Все понимают, что лететь ночью в тундровое стойбище или отдаленный поселок гораздо сложнее, чем на буровую, где имеется оборудованная площадка для посадки вертолета, а сама вышка светится огнями. Строить маневр захода на посадку не представляет особой сложности.
Но чаще всего санзадания приходилось выполнять в экстремальных тундровых условиях, когда нужно было найти место расположения стойбища или рыбацкого стана... Хорошо, если встречают, посветят фонариком, обозначат себя, но, как правило, никто не встречал. На вертолете Ми-4 нет противообледенительной системы, нет автопилота, как на Ми-8. Все это создает дополнительные трудности при пилотировании. Кабина пилотов холодная, обогреватель БО-20 греет только ноги. Перед посадкой командиру приходилось чистить левый блистер от инея и снега, чтобы рассматривать землю.
Лететь в Волонгу ночью в плохих погодных условиях не было желания. Тогда Семен предложил тянуть жребий на спичках. Кто короткую вытянет, тому и лететь на санзадание. Короткую спичку вытащил я. После выполнения санзадания (а время было далеко за полночь), уставшие и измотанные, мы вернулись в аэропорт Нижней Пеши. И каково же было мое удивление, когда на КПД аэропорта меня встретил Семен. Он тоже не спал и не отдыхал, а все это время переживал за своего товарища (то есть за меня) и при необходимости был готов прийти на помощь. Он очень любил авиацию и гордился тем, что является составной ее частью.
Семен даже вел переписку с генеральным конструктором самолето-строения Антоновым - отцом нынешних «Ан-2», «Ан-«24» и «Ан-10». Переписка была обоюдная. В честь генерального конструктора Антонова он назвал своего сына. Очень любил животных, птиц. В его квартире в клетках жили попугаи, канарейки. Вторая вертолетная эскадрилья по численности была небольшой. Вертолетный парк состоял из десяти Ми-4 и пяти Ми-1. Командиром эскадрильи был Юрий Васильевич Наумов - летчик от Бога, грамотный специалист и хороший наставник. Заместителем авиаэскадрильи был Артем Константинович Кыркалов. Командиром звена - Виктор Сулименко. Командирами Ми-4 были: Сергей Кирдяшев, Николай Исаев, Евгений Озеранский, Виктор Поздеев. Пилоты Ми-1: Юрий Приходько, Игорь Спиридонов и Борис Кудрявцев.
В дальнейшем вторую эскадрилью стали пополнять командиры самолетов Ан-2: Николай Васильевич Полубояров, Виталий Михайлович Овчаренко, Василий Бирулин, Станислав Федорович Ильченко и многие другие, в том числе и Анатолий Комаровский. Все они впоследствии летали командирами Ми-4, Ми-8, а Комаровский станет командиром Нарьян-Марского ОАО.
В народе бытует мнение, что в настоящее время стали чаще биться самолеты и вертолеты. Мнение это ошибочное. Бились и раньше. Просто эту информацию не доводили до населения. Были авиакатастрофы и в Нарьян-Марском ОАО. Одна из них была наиболее трагична и не зависела от экипажа. Это катастрофа Ми-4, произошедшая 16 марта 1972 года. Командиром этого борта был Семен Николаевич Явтысый. Причина чисто техническая - обрыв лопасти несущего винта. Далее пошла череда катастроф:
- Ми-4 в районе аэропорта «Нижняя Пеша», командир Ильченко;
- Ми-4 в районе поселка Табседа, командир Фисун;
- Ми-8 в районе аэродрома «Нарьян-Мар», командир Спиридонов.
Во всех этих трех случаях присутствовал человеческий фактор, чего нельзя сказать о гибели Ми-4 29006 под командованием Явтысого.
Вертолет Ми-4 29006 в ночь с 15 на 16 марта 1972 года дежурил по санзаданию, маршрут Нарьян-Мар-Василково-Лаявож-Нарьян-Мар. Погода была хорошая, особой сложности санзадание не представляло. Около часа ночи, после его выполнения, вертолет был поставлен на стоянку. Замечаний от экипажа по работе двигателя и других систем вертолета не было. Утром 16 марта на этом вертолете в 9 часов начал свою работу экипаж под командованием Семена Явтысого. После взлета машина взяла курс в район Холодной губы. В районе озера Голодная губа геологи производили гравиметрическую съемку. Работа эта сложная, требующая особой точности. Геологи прокладывали линию, направление, как правило, с учетом ветра. Вертолет взлетает, через 50 минут садится, геологи выходят с аппаратурой, делают замеры, садятся в вертолет и движутся дальше. В день приходилось делать по двадцать-тридцать взлетов и посадок. Экипаж по прибытии в район работ докладывает диспетчеру. В процессе работы на связь с диспетчером выходит через каждые 30 минут. Но после 10 ч
асов работы связь с экипажем внезапно прекратилась.
В Нарьян-Маре поняли, что случилась беда, хотя надежда на то, что люди живы, теплилась до последнего. Но вертолет был найден на земле полностью разрушенным и обгоревшим. Погиб весь экипаж Ми-4: командир Явтысый, второй пилот Наумов, бортмеханик Климченков и два геолога. На месте падения валялись обломки вертолета. Двигатель немного в стороне, а рядом с ним лежал бортмеханик Федор Климченков. Неподалеку остальные члены экипажа. Запястья рук Семена Явтысого были перебиты до костей, он до последнего момента пытался посадить вертолет. Но в истории авиации, когда обрывается лопасть, не было такого случая, чтобы кто-то посадил вертолет. Этого сделать просто невозможно. Усилие гидросистемы до 500 килограммов человеку просто не преодолеть. Погибли молодые крепкие ребята, хорошо знавшие и любившие наше северное небо: второму пилоту было 22 года, Семену Явтысому и Федору Климченкову - по 30 лет.
Увидев все это и осознав, в вертолет не хотелось садиться, но мы понимали, что это наша работа и профессию мы выбирали сознательно.
Время лечит, со временем все сгладилось. Первого ненецкого летчика Семена Николаевича Явтысого похоронили на старом кладбище в Нарьян-Маре, его товарищей увезли на их родину: одного - в Выборг, другого - в Москву.
Судьба распорядилась так, что все мы разъехались по разным городам, но лучшие годы, прожитые на Севере, друзья юности, живые и погибшие в небе, останутся в нашей памяти и наших сердцах на всю оставшуюся жизнь...

Виктор ЛАЗАРЕВ, бывший командир
вертолета Ми-4, город Владимир

 ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ 
© 2004, "Няръяна вындер". Ваши замечания и предложения по поводу сайта высылайте по адресу: rednv2@atnet.ru