Няръяна вындер
№69 (18614), суббота, 7 мая 2005 г.  НОВОСТИ   АРХИВ   КОНТАКТЫ 
 В НОМЕРЕ 
• Поклонимся великим тем годам...

• Война глазами юных

• Слово об отце-фронтовике

 ГЕРОИ ЖИВУТ СРЕДИ НАС 
Поклонимся великим тем годам...

За полярным кругом смерть в 41-м
Расплескала кровь на снег клевером.
Не за ранги и медали
люди тверже камня стали,
Не отдали, не предали Севера...
О. Митяев

Я много раз была в Мурманске и каждый раз не переставала удивляться тому, как много на серых хибинских скалах памятников, установленных на братских могилах солдат Великой Отечественной, как много в этих списках безымянных героев, которым за 60 лет так и не вернули имен и званий.

Кто знает, может быть, в списках неизвестных солдат Второй мировой есть и наши с вами земляки, уроженцы окружных сел, тундровики Малой, Большой земли, оленеводы Канино-Тиманья, по воле судьбы ставшие солдатами Карельского фронта, бойцами оленно-транспортных, лыжных батальонов, оборонявших Советское Заполярье с 1941 по 1944 год.

Защитники Заполярья - это самые необычные солдаты Великой Отечественной. Я берусь утверждать это, опираясь на материалы военных энциклопедий и исторических справок, рассказывающих о боях и солдатских буднях участников тех сражений.
Во-первых, Мурманское направление - это единственная линия фронта, через которую фашистам за четыре года войны так и не удалось перейти.
Во-вторых, суровые природные условия требовали для службы в заполярных широтах самых крепких и выносливых людей, приспособленных к жизни на Крайнем Севере. Чего не скажешь о фашистах - по воспоминаниям очевидцев, теплые шубы и сапоги у них имели только высшие немецкие чины, а рядовые в тридцатиградусные морозы ходили в шинелях, суконных пилотках и железных касках. Так что у немцев в Заполярье было сразу два противника - Красная армия и крепкие морозы. Войну на два фронта, естественно, многие из них не выдержали.
В-третьих, здесь практически не было транспортных коммуникаций, поэтому военные действия нужно было организовывать особым (недоступным фрицам) способом: где не пройдет танк или машина - пройдут оленьи упряжки. Фашисты поняли это к 1943 году, но уже было поздно.

И если в центральной части Советского Союза фашистская армия воевала в привычных для нее условиях, то на Крайнем Севере в приполярных широтах ей пришлось столкнуться со смертельным экстримом.

КТО ГОВОРИТ, ЧТО НА ВОЙНЕ НЕ СТРАШНО, ТОТ НИЧЕГО НЕ ЗНАЕТ О ВОЙНЕ...

«Война - это страшно! Война в Заполярье - это очень страшно», - вспоминает солдат Карельского фронта, боец оленно-транспортного батальона, наш с вами земляк, ветеран Великой Отечественной войны Иван Лаврентьевич Филатов.
Бои на Мурманском направлении -это одни из самых тяжелых военных баталий Великой Отечественной, когда солдатам даже окопаться было негде. Сплошной холодный камень, где перестрелки разворачивались между хибинскими валунами. Особенно страшная картина представала перед глазами после авиационных налетов фашистов на наши позиции.
Иван Лаврентьевич был контужен во время одной из таких бомбардировок.
«Я долгое время заикался и даже после войны просыпался в холодном поту, кричал во сне, - вспоминает ветеран. - Никак не могу забыть тяжелые майские бои 1942 года, когда после такого налета от многих моих товарищей, недавно прибывших из второго эшелона, остались кишки, разбросанные по кустарникам, и оторванные конечности. Все время перед глазами стоит чья-то окровавленная нога в новом солдатском ботинке. Потом таких эпизодов будет много, но эти первые майские бои запомнились навсегда».

Сейчас, по прошествии 60 лет со дня Великой Победы, мы, дети и внуки героев-фронтовиков, понимаем, что подвигом в то время было просто выжить, не говоря уж о рейдах в тыл врага, многодневных боевых переходах и кровопролитных сражениях. Фраза тех лет «Выжить, чтобы победить!» приобретает для нас какой-то особый глубинный смысл.
Каждый из нас много слышал о подвиге солдат-освободителей, знает, каким огромным трудом и неизмеримыми потерями далась им эта Победа, и все же не перестаем восхищаться и сопереживать солдатам Великой Отечественной, слушая их рассказы о войне. И очень часто, вслушиваясь в воспоминания фронтовиков, понимаешь, что до конца ощутить дух того времени невозможно без их рассказов о солдатских буднях и бытовых «мелочах».

ОЛЕНИ НА ВОЙНЕ БЫЛИ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ОЛЕНИ!

Ивана Лаврентьевича Филатова призвали на фронт в сентябре 1941 года. Тогда все мужское население Канино-Тиманья собиралось в комиссариате села Нижняя Пеша. Собирались большими бригадами, оленеводы подгоняли сотенные стада оленей, и сводные отряды один за другим отправлялись пешим ходом на войну. Первым пунктом назначения была Мезень, затем Пинега, а потом Архангельск (в районе Ягры). Оттуда солдат вместе с оленями в товарных вагонах отправляли в сторону Мурманска.
Иван Лаврентьевич вспоминает: «Рассредоточили нас в Мурмашах, началась военная жизнь. Каждый день фашисты бомбили Мурманск, наши зенитчики их сбивали, и горящие «Фокке-вульфы» падали на территорию нашего подразделения. Помню, однажды сбили бомбардировщик, летчик с парашютом выпрыгнул из горящего самолета. Но сильные мурманские ветры немца прямо к нам в руки и принесли, почти в центре нашей воинской части приземлился. Его потом куда надо отправили.
Все мужчины, которые мобилизовались из Канино-Тиманского района, были определены в лыжные и оленно-транспортные батальоны, независимо от национальности: у нас и ненцы, и коми, и русские - все вместе служили. Меня вначале направили в 6-ю оленно-лыжную бригаду, я не хуже оленеводов упряжкой управлять научился, тогда все шло в ускоренном темпе. Если хочешь выжить, всему нужно было быстро учиться. Помню, первое время немцы наши оленно-транспортные батальоны всерьез не воспринимали, только летали - оленей распугивали. А потом поняли, что здесь, в Заполярье, олень - это главный транспорт, помогающий оружие и снаряды в пункт назначения доставлять. Иногда, если нам нужно было незаметно в тыл к врагу пробраться, мы надевали маскхалаты, цеплялись за оленя, и он бежал по снегу: оленя видно, а нас - нет. Так нередко с группой «военных оленей» мы быстро место дислокации меняли и свои тяжелые зачехленные пулеметы перевозили. Когда фашисты поняли, что олень на войне - это враг, они начали расстреливать наших оленей. Увидят
стадо или одиночное животное - сразу из пулемета огонь открывают или бомбу бросают. Тундровые олени очень хорошо обучены были, на голос человека реагировали всегда, а многие наши солдаты этого не знали. Олени пасутся спокойно, в это время появляется немецкий самолет, люди начинают кричать, как бы оленей предупреждают. А животные, приученные к крику пастухов, вместо того, чтобы разбегаться - начинают собираться в одно стадо. Вот тут-то фашист и дает себе волю. Помню, много тогда оленей полегло.
Хоть мы среди оленей находились, приказом командования их было запрещено на мясо забивать. Олени тоже служили. Лишь когда случались массовые расстрелы, их туши отправляли в спецпункты, где для солдат и раненых готовилась пища. А так, чтобы кому-то в голову пришла мысль забить оленя на мясо, такого и быть не могло, хотя еды всегда не хватало. Солдатский сухой паек ведь сытным не назовешь: ржаные сухари, брикет с перловой кашей, небольшой кусочек сала и кипяток - вот тебе и вся еда. Когда на задание ходили - и того не было. Однажды в разведку отправились «за языком», почти сутки на морозе, зарывшись в снег, пролежали: горячего нет, курить нельзя, шевелиться нельзя, дремать тем более... Возвращаться нельзя до тех пор, пока задание не выполнишь. А кто его знает, когда какому-нибудь немецкому офицеру вздумается сходить прогуляться до ветру. Вот и лежишь в снегу до посинения.
Очень тяжелое было время, страшное. Многих боевых товарищей мне тогда пришлось потерять. Вообще, нередко состав бригады обновлялся полностью в течение нескольких недель: бои прошли - и нет старых солдат. Иногда бригады расформировывали, а нас, оставшихся в живых, разбрасывали по другим батальонам, ротам и отрядам. Пока служил на Карельском фронте, мне пришлось воевать в 6-й бригаде, во 2-м батальоне, 8-м батальоне, саперной роте, в ротной разведке и так далее. Здесь я получил свои первые ордена: орден Славы и орден Красной Звезды, а позднее еще два - ордена Отечественной войны 2-й и 3-й степеней. С каждой из этих наград связаны тяжелейшие бои по освобождению Советского Заполярья, городов Норвегии, форсированию Одера и освобождению Праги».

Иван Лаврентьевич Филатов дошел до Польши. Ему не пришлось брать Берлин, но 9 мая 1945 года, когда всему миру было объявлено о Великой Победе Советского Союза над фашистской Германией, старшему сержанту Филатову пришлось повоевать еще. Немцы не верили в свое поражение и вели ожесточенные бои в Праге, туда и направили бригаду Западного фронта, в которой воевал Иван Лаврентьевич. Но и после Праги война для нашего героя не закончилась: его в составе 38-й армии отправляют на Дальний Восток, где велись военные действия против Японии. Но Квантунская армия сопротивлялась недолго. По воспоминаниям ветерана, японцы - хорошие стратеги, поэтому ради спасения капитулировали почти сразу, узнав, что против них направляются боевые части Красной армии-победительницы. Пленными «квантунцами» тогда был забит весь Владивосток, они помогали строить и восстанавливать разоренное войной хозяйство: работать японцы умели так же хорошо, как и воевать.
Поздней осенью 1945 года война для Ивана Филатова закончилась, но встречи с домом и родными ему пришлось ждать еще почти год. Фронтовикам объяснили, что вывезти их отсюда не на чем: многотысячная армия была распределена командованием по разным участкам прибрежной зоны. Иван Лаврентьевич, которому к этому времени уже исполнилось 28 лет, попал на Чукотку в район бухты Провидения, где через Берингов пролив в 60 километрах находилась «союзная», но не дружественная Америка.
Летом 1946 года пришли огромные морские суда, на которых по Северному морскому пути и отправились герои Великой Отечественной по своим родным домам: кто в Москву, кто на Украину, кто в Казахстан, а кто в Ненецкий округ. Только в конце 1946 года старшему сержанту Ивану Филатову посчастливилось добраться до родной маленькой деревеньки Великой, которой нынче уже нет на карте нашего округа. Но Иван Лаврентьевич хорошо помнит, как радостно встречало его родное село, как заждались его близкие: отец, сестры и братья. Только после возвращения домой для солдата началась настоящая мирная жизнь.
Иван Лаврентьевич вспомнил, что несколько лет назад побывал он под Мурманском, в тех местах, где пришлось ему воевать, постоял рядом с братскими могилами боевых товарищей, вспомнил тех, чьи имена записаны на бронзовых плитах Монумента Защитникам Заполярья.
Вечная им память.

Сегодня, накануне 9 Мая, хочется обратиться со словами огромной благодарности к вам, дорогие ветераны, к Вам, уважаемый Иван Лаврентьевич! Низкий вам поклон за ваш Великий подвиг. Живите долго, будьте здоровы. Каждое ваше слово - бесценно, каждый ваш рассказ, несущий правду о войне, - это то, что позволяло нам на протяжении многих десятилетий сохранять мир и стабильность на земле. Рассказывайте правду о войне и фашизме, возможно, это поможет молодому поколению избежать беды.
ЭТО ВАШ ДЕНЬ - ДЕНЬ ПОБЕДЫ !
С ПРАЗДНИКОМ ВАС, дорогие солдаты Великой Отечественной!
С ПРАЗДНИКОМ ВАС, уважаемые труженики тыла, бойцы трудового фронта!
Ирина ХАНЗЕРОВА
Фото Михаила Дуркина

 ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ 
© 2005, "Няръяна вындер". Ваши замечания и предложения по поводу сайта высылайте по адресу: rednv2@atnet.ru