Няръяна вындер
15 августа 2006 г.
№137 (18895)

РЕТРОСПЕКТИВА
Нарьян-Мар: набережная в светлое будущее
«Новому округу – новую столицу» – под таким девизом верстался архитектурный план Нарьян-Мара в тридцатые годы. Период бурного промышленного освоения Севера диктовал новый облик бывшего Белощелья – будущего административного, культурного и торгового центра. На месте поселков Калюш, Носово, Кармановка и Екуша должен был появиться Красный город-сад...
В архиве окружного музея хранятся договоры на изыскания наиболее благоприятного места для строительства заполярной столицы. Таким местом оказался высокий красивый берег Печоры – с этой точки и начался город. Прошло более полувека, высокий берег с 30-х годов практически не изменился – лишь окончательно обветшало здание детского сада, чьи окна глядят на Печору, гнилыми зубами щерятся обломки недавней лестницы и благополучно снесено здание самого первого жилого дома. Из примет новой России – кучки пластиковых «торпед» из-под пива.
С самого начала шли поиски архитектурного облика Нарьян-Мара. Предполагалось строительство красивой набережной, идущей от морского порта до Кармановки, планировались широкие проспекты и улицы – будущие Смидовича, Выучейского, Первомайская. Эффектный план застройки города украшал в тридцатые годы кабинет городской администрации. Частично он был претворен в жизнь, но романтичная набережная канула в Лету. Вернее, в намытый песок – место, где ее планировалось возвести, сейчас интенсивно застраивается (см. фото).
В 30-е годы облик города был деревянным и двухэтажным. Нехватку стройматериалов компенсировали перевозом домов из деревень Оксино, Куя, Тельвиска и других. Этот незамысловатый северный стиль без архитектурных излишеств и коммунальных удобств прослеживался на протяжении долгого времени.
В сохранившемся в окружном музее плане города за 1949 год главные улицы уже выстроены, на нем – административный центр, здание почты, жилые дома. Все это – типовые постройки, основная цель которых была дать людям крышу над головой, а не украшать собой улицы. Безликие деревянные коробки как буханки черного хлеба – лишь бы утолить квартирный голод, а витиеватыми «тортами с розочками» будем украшать город потом – решали про себя тогдашние руководители.
Индивидуальные застройщики по мере сил старались придать своим домам больше индивидуальности – резные наличники, необычная раскраска. Маленькие окошки, небольшой размер, минимум излишеств: старые частные постройки скромны и непритязательны – как будто боятся выделиться на фоне остальных. И подобны благовоспитанной девушке из строгой семьи – никакого перманента и ярких кофточек, обтягивающих грудь-веранду. После эпохи деревянного зодчества наступает период кирпичных построек. Вместе с хрущевской «оттепелью» «оттаяли» и архитектурные возможности заполярных строителей – первые кирпичные здания появились в шестидесятых. Восьмидесятые стали эпохой панелок – домов, в наших краях во времена тотального дефицита очень современных, престижных и комфортабельных.
Сегодня в городе, по словам Татьяны Журавлевой, долгое время занимающейся изучением истории города и округа, происходит смешение стилей – деревянного патриархального с агрессивным блочно-кирпичным. Сформированный в течение долгого времени и уже устоявшийся административный центр сейчас «мигрирует» то в сторону площади перед городской администрацией, то в сторону улицы Ленина, считает она.
Историческая улица Смидовича, она же Арбат, вначале носила гордое звание Нарьян-Марского и Заполярного проспектов. Одно время ее хотели реконструировать – решался вопрос либо о сносе старых домов, чтобы на их месте построить новые благоустроенные, либо о том, чтобы оставить историческую деревянную оболочку, заменив внутренности на более комфортабельные.
«Я сама очень долгое время жила на Смидовича, – рассказывает Татьяна Юрьевна, – очень удобно жить в центре, но существовать без элементарных удобств в двадцать первом веке невозможно. Историю легко любить, сидя в благоустроенном кабинете, а не когда ею пахнет из сортира. В свое время, когда я только пришла работать в музей, решался вопрос о доме, где жил Выучейский. Там предполагалось сделать ремонт, но я и большинство сотрудников выступали против – мы хотели сделать музей, посвященный памяти великого земляка.
Теперь я понимаю, что лучше бы тогда его капитально отремонтировали, чтобы люди жили в нормальных условиях. Поэтому я за то, что оставить часть домов, имеющих какую-то историческую ценность, а остальные постройки, давно пришедшие в негодность, просто снести. Как специалисту, очень хочется, чтобы город имел свое неповторимое архитектурное лицо, но как рядовому горожанину – чтобы он был комфортабельным и в нем было удобно жить».
Алена ЛЮДВИГ


© 2002-2006 ОГУ "Редакция ОПГ НАО "Няръяна вындер" ("Красный тундровик")
При полном или частичном использовании материалов ссылка на www.nvinder.ru обязательна