Няръяна вындер
№40-41 (18798-18799), четверг, 16 марта 2006 г.  НОВОСТИ   АРХИВ   КОНТАКТЫ 
 В НОМЕРЕ 
• Ноги, крылья и хвосты пересчитают

• Искатели проигнорировали выборы

• «Лыжня России» зовет. Поучаствуем?

• Город – именинник

• Очень тихая сессия

• Плюсы и минусы забойной кампании

• Животноводство терять нельзя

• Высокой чести достойны

• А вам нужна снежная горка?

• Уровень благоустройства будет повышен

• Кадровые назначения

• Память тысячелетий

• «Искусство между делом»

• Нам новые вершины открывать

• Товарищ первый секретарь

• Улица имени выдающегося геолога

• Женский день

• История приходов и церквей Пустозерья
(XVI – начало XX вв.)

 НАСЛЕДИЕ 
История приходов и церквей Пустозерья
(XVI – начало XX вв.)

Николай Анатольевич Окладников – родом из Мезени, из семьи старообрядцев. В своей жизни он познал самый разный труд. После обучения ремеслу бондаря на мезенском рыбозаводе был юнгой, капитаном мотобота, инструктором райкома... Двадцать лет, с 1958 по 1978 год, работал в Ненецком окружном отделе внутренних дел в Нарьян-Маре, причем последние десять лет – его начальником. Став пенсионером, Николай Анатольевич осуществил свою давнюю мечту – заняться изучением истории нашего округа. Служба в органах внутренних дел отразилась на его первом серьезном исследовании «Пустозерские страдальцы», где он писал об узниках Пустозерского острога. Прежде чем выйти отдельным тиражом, книжка была опубликована на страницах «Няръянки». Собирая для нее архивные материалы, Николай Анатольевич обнаружил факт, ставший историческим открытием: в XYIII веке в Пустозерском остроге почти десять лет содержался С.А. Пушкин, один из предков великого русского поэта по отцовской линии.
После «Пустозерских страдальцев» вышло еще несколько книг Окладникова. Сейчас он прислал в газету рукопись «История приходов и церквей Пустозерья». В ней, как и в других работах краеведа, содержится много неизвестных до этого времени сведений. Книга поможет читателям нашей газеты значительно пополнить свои знания о прошлом округа.

Пустозерский приход

Как известно, Пустозерск был зарублен в 1499 году московскими воеводами по наказу Московского царя Ивана III на берегу одного из рукавов реки Печоры, рядом с озером Пустое.
Это был первый форпост на северной окраине страны, «поставленный для опочиву Московского государства торговых людей, которые ходят из Московского государства в Сибирь торговати ...».
В 1502 году в Пустозерск был назначен воеводой князь Федор Вымский, образована Пустозерская волость. В 1586 году к Пустозерской волости присоединили слободки Усть-Цильма и Ижма, ранее входившие в состав Вымской волости. В начале XVII века (1606 г.) Пустозерскую волость преобразовали в Пустозерский уезд, территория которого простиралась от Тимана до Урала. В 1780 году Пустозерский уезд был упразднен, его территория вошла в состав Мезенского уезда, Пустозерск стал волостным цент-ром.
В 1891 году Пустозерская, Усть-Цилемская и Ижемская волости вошли в Печорский уезд с центром в селе Усть-Цильма.
Первое упоминание о храмах Пустозерска мы находим в жалованной грамоте царя Ивана IV. Выданная канинским и тиманским ненцам в 1545 году на основании челобитной ненцев Ласки и Апицы. Ласка и Апица жаловались царю, что еще их предками тоня Мелкая на морском побережье «отдана к Преображению Спасову, и к Введению Пречистыя, да к Николе Чудотворцу в дом». В 1552 году к этой грамоте сделана приписка, подтверждавшая принадлежность тони Мелкой перечисленным церквям.
Платежница с «дозора», проведенного в Пустозерске в 1574 – 1575 годах, перечисляет владения пустозерских церквей: «По морскому берегу от Самоедские тони в морской конец рыбные ловли, речки и тони церковные спаские и пречистенские и николские, что в Пустоозере тоня Мелкая, тоня под Толстою тундрою, речка Еровая, речка Ивова. И всего две тони да две речки, берег промеж тех тонь и речек до Романовские избушки. А владеют теми речками и тонями и морским берегом Пустозерские волости спаские и пречистенские и никольские попы и дьячки церковные и пономари безоброчно по государеву цареву и великого князя жалованной грамоте».
Таким образом, в Пустозерске в тот период было три церкви: Соборная Преображенская, Введенская и Никольская. Однако дату их возведения установить невозможно, поскольку сохранившиеся описи пустозерских церквей начинаются только с 1776 года.
Известно, что с 1667-го по 1682 год в Пустозерске находился в ссылке идеолог русского старообрядчества протопоп Аввакум. После почти пятнадцатилетнего пребывания в заточении в земляной осыпной земле его вместе с соузниками попом Лазарем, дьяконом Федором и иноком Епифанием по приказу властей 14 апреля 1682 сожгли в Пустозерске в едином срубе «за великие на царский дом хулы».
Пребывание Аввакума в ссылке в Пустозерске отразилось на религиозной жизни этого городка. К Аввакуму сочувственно относились не только многие жители Пустозерска и его окрестностей, но и церковные служители, а после его казни дух Аввакума еще долго жил в Пустозерске.
Наместник Пустозерска Матвей Жданов в письме архангельскому вице-губернатору А.А. Курбатову 20 мая 1713 года докладывал, что священник Преображенского храма Георгий симпатизирует старообрядчеству, церковные книги в этом храме в большинстве своем «старопечатные», т. е. дониконовской печати или старообрядческого письма. В церкви есть Служебник, из которого вырваны и сожжены листы, содержащие тексты о троеперстном крестном знамении и других новшествах Никона. Из писем наместника Жданова мы узнаем, что в то время в Пустозерске, кроме указанных нами церквей, существовала кладбищенская Георгиевская церковь.
Священники других пустозерских церквей, Введения во храм Пресвятой Богородицы и святого великомученика Георгия, по сообщению Жданова, «служат только по «старопечатным» книгам и не признают троечную аллилуйю, ни троеперстие, ни новые обряды. Прихожане и священники городка помнят Аввакума и его завет: «Беречь древлее благочестие».

Жданов пытался ввести в храмах Пустозерска никоновское богослужение и даже привез в Городок кег-островского попа Никифора, но их попытки были обречены на неудачу. Не помогли наместнику и обращения к архангельскому вице-губернатору. Пустозерцы оставались в расколе и, озлобившись на Жданова, стали писать на него в Архангельск жалобы, обвиняя его в присвоении денег по питейному делу.
О том, что дух протопопа Аввакума еще долго жил в Пустозерске, свидетельствует и тот факт, что на месте его казни до 1846 года стоял деревянный поминальный крест, который по приказу властей был убран оттуда и помещен в притвор Преображенской церкви.
Пустозерский приход, до образования на территории Пустозерской волости четырех отдельных от него приходов: Великовисочного (1843 г.), Оксинского (1847 г.), Куйского (1852 г.) и Тельвисочного (1862 г.) был одним из самых обширных и богатых приходов всего Запечорского края.
Как свидетельствует алтарная книга 1802 года, прихожанами соборной Преображенской, Введенской и Никольской церквей, кроме жителей Пустозерска, состояли крестьяне и оседлые ненцы нижнепечорских деревень: Устьинской (Устье), Великовисочной, Лабаской (Лабожское), Пылемской (Пылемец), Оксинской (Оксино), Екушанской (Екуша), Никитцинской (Никитцы), Куйской (Куя), Пойловской (Пойлово), Андегской (Андег), Нарыгинской (Нарыга), Сопочной (Сопка), Макаровской (Макарово), всего 1620 душ, в том числе 722 мужского пола и 898 женского пола.
Среди прихожан пустозерских церквей значились также проживавшие в то время в Пустозерске одиннадцать отставных унтер-офицеров, капралов и рядовых военных с семьями. Таких насчитывалось всего 82 человека, в том числе 23 мужского пола и 59 женского.
До образования Тельвисочного самоедского прихода к Пустозерскому приходу были приписаны ненцы Пустозерского ведомства, кочевавшие в 130 чумах в Большеземельской тундре, на острове Колгуев и за Уралом на пространстве от 50 до 1200 верст, всего около полутора тысяч душ.
В ноябре 1870 года при Пустозерском приходе учрежден попечительский совет. Приговором его прихожан в попечительский совет на трехлетний срок были избраны пустозерские крестьяне: Федор Иванович Кожевин – председатель, Иван Иванович и Александр Николаевич Павловы и Михаил Андреевич Сумароков – члены.
Во второй половине XIX века Пустозерский приход, вследствие разделения его на пять отдельных приходов, стал малочисленным. К тому же во время пожара в октябре 1885 года сгорела Никольская церковь, и в Пустозерске осталась лишь одна действующая церковь – соборная Преображенская. Введенскую церковь еще раньше, в начале 30-х годов XIX века, закрыли за ветхостью, а кладбищенскую Георгиевскую в 1847 году разобрали и перевезли в д. Кую.
В 90-х годах XIX века в Пустозерский приход кроме Пустозерска входила только деревня Устьинская, находившаяся в трех верстах. В обеих деревнях проживало чуть более двух сотен жителей. Причт прихода состоял из священника и псаломщика. Средства на содержание причта со стороны прихожан, при их малочисленности, были ничтожными. Сенные покосы, которыми прихожане в размере девяноста восьми десятин наделили причт, вследствие суровости климата, хороших урожаев трав не давали, и сенокос не приносил причту почти никакой выгоды. Единственный источник для обеспечения причта средствами к жизни заключался в семужьих рыбных тонях. В зависимости от улова семги возрастало и благополучие причта. Принадлежавшая издревле причту тоня Мелкая, упоминаемая в охранной грамоте, была одной из лучших семужьих тонь в Болванской губе. В той же Болванской губе причту Пустозерского прихода принадлежали урочища: Ковалев, Иевка, Плоска, Дресвянка. Все их причт сдавал в аренду пустозерским крестьянам, ежегодно получая от этого значительный дох
од, от 400 до 600 рублей. Кроме того, в 1895 году причт располагал стадом оленей в семьдесят голов. Да от казны причту полагалось жалование в размере ста семидесяти рублей: священнику – 120 рублей, псаломщику – 50 рублей. Так что материальное положение причта Пустозерского прихода было довольно обеспеченным.
Значительные приношения делали и большеземельские ненцы, посещавшие зимой пустозерские храмы.
28 марта 1890 года при Пустозерском приходе открылась школа грамотности. Она разместилась в церковной сторожке Преображенской церкви. В 1891/92 учебном году в ней обучалось четыре мальчика и пять девочек. Обучал по всем предметам местный священник бесплатно.
На 1 января 1895 года в Пустозерском приходе значилось прихожан двести шестьдесят один, в том числе сто тридцать один мужского пола и сто тридцать женского. Кроме деревни Устьинской, к нему была приписана часовня на Югорском Шаре, в становище Никольском, которую, как нам известно, охотно посещали ненцы и русские промышленники, делавшие часовне значительные приношения.
В 1896 году для членов причта Пустозерского прихода построили новый деревянный причтовый дом взамен старого, пришедшего в ветхость.
Николай ОКЛАДНИКОВ
(Продолжение следует)

 ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ 
© 2006, "Няръяна вындер". Ваши замечания и предложения по поводу сайта высылайте по адресу: rednv2@atnet.ru