Няръяна вындер
2 августа 2007 г.
№113-114 (19087-19088)
Красный тундровик
Свежий номер
Архив
О газете
Контакты
Подписка
Реклама
Ссылки
Поиск
Версия для печати
• Тундра вся принарядилась и на праздник собралась
• Олень – это капитал, а не просто символ НАО
• Приоритетные национальные
• Всегда начеку
• Кочевая школа
• Потребитель страдать не должен
• Золото семейной пробы
• С зеленью круглый год
• В интересах округа и страны
• Шаги становления
• История казначейской системы
• Дело непогоды не боится
• Канинская школа – путевка в жизнь
Ворги прошлых кочевий
Канинская школа – путевка в жизнь
Сегодня мы завершаем публикацию воспоминаний об истории Канинской школы, одной из самых старых и необычных окружных школ. В октябре этого года Шоинская школа, являющаяся неотъемлемой частью школы Канинской, будет отмечать свой 75-летний юбилей. Канинская школа дала путевку в жизнь многим известным в округе людям. Каждый из них до сих пор с теплом и нежностью вспоминает своих учителей, первых директоров и маленькое деревянное, но такое родное здание школы – стартовой площадки, откуда многие из наших земляков отправились в большую, долгую и интересную жизнь.
Заслуженный учитель школы РСФСР Валентина Ханзерова вспоминает сегодня о главном человеке Канинской школы – ее директоре Анатолии Петровиче Анашкине.

Хари’’ хибяри
Учителя и воспитатели были очень внимательными, никогда не кричали, не оскорбляли, не попрекали, что нас тут кормят и одевают, а мы такие неблагодарные – все рвемся в свою тундру. Уважали в нас людей, чего подчас не хватает в современных школах. Было полное взаимопонимание между воспитателями и воспитуемыми.
Так что мы были переданы в надежные руки наших учителей, воспитателей, директора Анатолия Петровича Анашкина. Именно о нем мне хочется рассказать особо. Все мои ровесники, я уверена, с благодарностью вспоминают Канинскую школу, ее директора и коллектив.
Анатолий Петрович пользовался непревзойденным авторитетом и доверием родителей и учеников. Он знал всех ненцев и коми с Канина поименно, а тундровики звали его «Хари’’ хибяри» – Свой человек. Может ли быть что дороже, чем такое признание его как человека и учителя? Поэтому родители были спокойны, насколько может быть спокоен родитель, оставляющий свое дитя почти на год.
Анатолий Петрович был прекрасным педагогом, любил свою работу и детей. Он преподавал ненецкий язык, свободно владел им. Дети отвечали ему взаимностью, называли его самым дорогим словом «нисява”» – наш отец, хотя тогда у всех были отцы. Если кто-то из окна столовой увидит, что идет директор, мгновенно, как по эстафете, передавалось от стола к столу: «Нисява” яда – идет отец». Наступала тишина, все подтягивались, даже самые озорные. Хотелось быть на высоте в его глазах, не огорчать, сделать ему приятное. И мы старались.
Анатолий Петрович следил за тем, чтобы нас вкусно кормили. Помню такой случай: на ужине почти нетронутой осталась пересоленная пища. У него, вероятно, был крупный разговор с поварами. Как директор он был очень требовательным и строгим, на первом месте всегда были дети. Уже собрались к отбою, вдруг звонок. Все в недоумении: куда? Оказывается, по распоряжению директора приготовили новый ужин. Нельзя же детей оставлять голодными.
Внимательным и заботливым был наш директор. После отбоя он обходил спальни, кому подушку поправит, у кого поднимет свесившийся угол одеяла или просто погладит по голове.
А какие веселые вечера были у нас, особенно Новый год! Досуг тоже надо уметь организовать. Чтобы зажечь других, надо самому гореть, уметь многое. Это удавалось нашим учителям и воспитателям. Но душой вечеров был, конечно, сам директор. Он одинаково хорошо пел, плясал, а в Новый год почти всегда был Дедом Морозом. Кто устоит на месте, если заиграет на баяне Анатолий Петрович!
Я думаю, ученики, особенно девочки, были в него немного влюблены; красивый, высокий, всегда подтянутый, веселый, остроумный. Поистине, ни к кому другому как к учителю подходят ставшие крылатыми слова: «В человеке все должно быть прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли». Учитель всегда находится под прицелом детских глаз, критически оценивающих его с головы до ног. Для учеников все важно, как и во что учитель одет, какова его речь, как ведет себя, как ходит... А какая походка была у Анатолия Петровича! Легкая, неподражаемая.
После школы, института, уже будучи в возрасте, я несколько раз встречалась с Анатолием Петровичем в Шойне, Кие, в Архангельске. В разговоре с моим первым директором я никогда не могла перешагнуть дистанцию между учителем и ученицей, терялась, будто снова становилась школьницей.
Когда родители проезжали через Шойну, обязательно заходили в школу, встречались с учителями, с директором, интересовались успеваемостью и дисциплиной своих чад. Оставляли мясо для интерната на целую зиму, рыбу – бочки соленого гольца. Зимой давали нам айбурдать сырое мороженое мясо. Так было до Отечественной войны.

Время потерь и расставаний
В самом начале войны проводили на фронт директора Анатолия Петровича, плакали учителя и учащиеся, не говоря уже о его семье: осталась жена Таисья Николаевна с двумя маленькими сыновьями и старенькой матерью.
Вскоре в школе остался только женский коллектив. Директором работала Полежаева Елизавета Петровна. Русский язык вела Анастасия Игнатьевна Овчинникова, математику – Галина Степановна Медведева, географию – Надежда Всеволодовна Плотникова (Лобанова), историю – Аполлон Дмитриевич Коновалов.
Было очень трудно, холодно, голодно, как везде и всем в то время. Болели, умирали, немецкие самолеты летали над Шойной, а мы прятались в бомбоубежище.
Учились в годы войны в Канинской школе знакомые многим люди, это Александр Канюков, Алексей Пичков, Алевтина Выучейская, сестры Людмила и Полина Бобриковы и много, много других, которые потом продолжали учиться в педучилище, а затем в вузах страны.
Работали учителями, врачами, были среди выпускников писатели, поэты, партийные и советские работники, все оленеводы Канина прошли через Канинскую школу.
Говорят, школа славится своими учениками – истинная правда. Никто из нас не опозорил свою школу, не было стыдно за нас нашим наставникам. Передовик оленеводства Максим Бобриков был депутатом Верховного Совета СССР, Вячеслав Выучейский – депутатом Верховного Совета РСФСР, председателем Собрания депутатов НАО.
Поэт Алексей Пичков и писатель Александр Канюков прославили в произведениях свою малую родину – Канин, ее тружеников, их знают не только в округе, но и за его пределами. Бармич Мария Яковлевна – кандидат филологических наук, автор учебников и учебных пособий, преподаватель языков народов Севера в Санкт-Петербургском институте им. А.И. Герцена, Латышева Анисья Васильевна – математик, заслуженный учитель РСФСР, делегат XXIV съезда КПСС.
Всю жизнь посвятила обучению детей математике в школах округа Мария Петровна Ханзерова, а Устина Максимовна Салтыкова (Бобрикова) – русскому языку и литературе. Немало выпускников Канинской школы посвятили свою жизнь учительскому труду, нелегкому, но благородному. И в выборе профессии, безусловно, сыграли не последнюю роль наши первые учителя и директоры Николай Степанович Карпов и Анатолий Петрович Анашкин.
Прошло много лет, но в сердце каждого из нас живет светлая память о наших наставниках 30–40-х годов, которые в несравненно трудных, худших условиях, нежели в современных школах, «делали из нас людей» и успешно справлялись с этой задачей.
Валентина ХАНЗЕРОВА,
выпускница Канинской школы


© 2002-2007 ОГУ "Редакция ОПГ НАО "Няръяна вындер" ("Красный тундровик")
При полном или частичном использовании материалов ссылка на www.nvinder.ru обязательна